Дом, и мир прекрасный вокруг

Многоконфессиальные храмы грядущего согласия

В современном мире активно идут процессы интеграции: в хозяйстве, политике, культуре стран и народов. Сближаются также религиозные движения Запада и Востока. Ватикан и Восточная Православная церковь сняли на 2-ом Ватиканском Соборе взаимные анафемы знаменитого раскола между западной и восточной христианской церковью. В результате серии конференций образован Всемирный Совет церквей. Разработана тактика миротворчества между католиками, православными и протестантами.

Впервые за многие века состоялся плодотворный диалог между иудеями и христианами. В его основе – теория легитимности и взаимозависимости «Двух Заветов» Франца Розенцвейга. Серьезный вклад в современную интерпретацию Нового Завета сделали на рубеже 19-го и 20-го веков мистики Востока и Запада.

Западное религиоведение серьезно вникает в духовное содержание вероучений Востока. Лучшие университеты развитых стран открыли специальные факультеты востоковедения.

Из среды шиитов в середине 19-го века выделилось новое вероучение экуменического толка – бахаизм, который более всего распространен в Индии. По мнению известного сектолога Уолтера Мартина, «Бахаизм является синкретической религией, нацеленной на объединение всех вероисповеданий во всемирное братство и дающее в результате людям право… придерживаться основных великих истин мировых религий…».

В послевоенный период начали создаваться добровольные общины – братства («Ауровильская» – в Индии, «Лаган Колледж» – в Ирландии, «Фоколари» – в Германии, «Дома Дружбы» – в Канаде и США). Центр эзотерического просвещения Запада переместился из Америки в Европу еще в начале 20-го века и до наших дней, почти столетие, функционирует в Дорнахе (Швейцария). Основатель этого центра Р. Штайнер открыл новую, доступную нашему сознанию сторону истины – антропософию («человекомудрие»). Это учение дает современному человеку понимание его места и обязанностей в мире, вооружает знанием путей достижения братских отношений. По Штайнеру, когда «больший» научится служить «меньшему» и претворять невзгоды и препятствия в творческие свершения, тогда воспитается в поколениях такое сообщество людей, которые будут развиты индивидуально, стойки к искушениям и способны идти к братолюбию, минуя этнические различия, через всечеловеческое, духовное родство.

В середине 20-го века написана и в 1991 году впервые издана книга Даниила Андреева «Роза Мира». Два ее главных результата: перспектива зарождения в мире «Религии итога» и миссия России на поприще укоренения братолюбия среди народов. Автор считал, что грядет эпоха нарождения новой расы людей, готовых к добровольному, этическому согласию.

Храм Лотоса в Нью-Дели

Рис.1. Храм Лотоса в Нью-Дели, арх. Фариборз Сахба,1986. Сверху вниз: общий вид, фасад храма ночью, днем.
 
Рис. 2. План храма Лотоса в Нью-Дели. Центральный зал Просьбы, молитвенные сектора разных вероисповеданий, бассейны.
 

Сближение религий сопровождается переосмысливанием концепций храмовой архитектуры. Наметившаяся практика «соверования» между наиболее творческими представителями разных конфессий вызвала к жизни идею многоконфессионального храма. Исторически первыми заговорили о надобности единения религий основатели бахаизма. Они же стали пионерами формирования нового типа храма для многих конфессий. Существует восемь построенных бахайских храмов в разных странах мира. Эстетически наиболее полноценно экуменическая направленность веры выражена в храме Лотоса для девяти религий в Нью-Дели. Храм построен в 1986 году по проекту канадского архитектора иранского происхождения Фариборза Сахба, который создал комплекс редкой гармоничности и красоты. В основу проекта положена схема сочетания крупного центрального многосветного пространства диаметром 75 м и размещенных по его круговому периметру девяти малых молитвенных секторов (рис.1). Высота зала – 31 м, что формирует явно выраженную вертикальную ось к небу. Здание имеет девять радиальных входов-галерей, проложенных между девятью бассейнами к центральной платформе, на которой возвышается трехступенчатая система оболочек, чья компоновка напоминает готовящийся к раскрытию лотос. Низкие оболочки накрывают девять открытых наружу входных вестибюлей, средние – девять треугольных секторов для молитв, высокие (35 м) – центральное пространство, получившее название зал «Просьбы», или «Вопрошания».  

Цепочка бассейнов вокруг белоснежного, облицованного светлым мрамором объема выполняет ряд эстетических и функциональных задач. Лотос обитает в воде. В воде бассейнов отражается и храм Лотоса. Каждый приближающийся к храму наблюдает эту картину, проходя по одной из девяти радиальных галерей между двумя смежными бассейнами.

Бахаи уделяют особое внимание режиссуре композиционного решения храмов в искусственно созданной ими высокоэстетической природной среде. Это видно и по другим постройкам храмов – в Израиле, Америке и Европе. В храме Лотоса большую практическую роль играют бассейны: они создают микроклимат в окружении храма и используются для охлаждения воздуха, подаваемого снизу.

Поскольку молитвенные сектора обращены на все стороны света, верующие разных конфессий могут разместиться в тех из них, которые имеют традиционную для каждой конфессии ориентацию. Пока бахайские храмы посещают в основном адепты этой веры и туристы. Последних в храме Лотоса – более 3,5 млн. в год. (Поток туристов, проходящих через храм, превысил их число в мавзолее Тадж-Махала.)

Поражают значительные размеры центрального зала на 1300 мест, который ориентирован, судя по чертежу, в сторону Хайфы (где захоронен один из основателей новой религии – Баба), рис. 2. Эстетические качества храма привлекают зрителя больше, чем удобства проведения совместных обрядов. Зал «Просьбы», или «Вопрошания», отличается «красноречивой тишиной», в которой «божественная атмосфера касается сердца». Один поэт назвал храм Лотоса «росинкой на ресницах вечности». Это великолепное сооружение включено в список ста наиболее выдающихся построек 20-го века и отмечено многими наградами в области архитектуры и строительства.  

Храм Матримандир в Ауровиле

Рис. 3. Храм Матримандир в Ауровиле (Индия), 2003 г., арх. Роже Анже. Общий вид, генеральный план, фасад.
 

Второй уникальный храм единения людей Матримандир создан в центре комплекса новой общины Ауровиль, южнее Мадраса, по проекту архитектора Роже Анже. Ауровиль («город рассвета») был заложен в 1969 году по инициативе матери и соратницы Шри Ауробиндо, француженки Мирры Ришар как проект Юнеско и министерства образования Индии. В этом городе, по идее его основательницы, должны были собраться люди, разделяющие принципы Интегральной Йоги, из всех уголков планеты для совместного проживания и полноценного духовного развития. Город состоит из нескольких общин-поселений ауровильцев (10 – 40 человек), расположенных вокруг духовного центра Ауровиля – Матримандира. По замыслу создателей, Ауровиль – это опыт коллективного воплощения «живого идеала человеческого единства». Индия, страна с высокоразвитым религиозным сознанием, первая начала реально создавать модель будущего общежития людей новой духовной формации, новой расы.

Матримандир представляет собой шарообразное здание значительных размеров, окруженное кольцом залов медитаций (рис.3). Принцип композиции аналогичен заложенному в храме Лотоса. Отличие двояко: периферия залов более развита относительно симметричного центра; весь комплекс представляет собой своеобразный эзотерический университет для обучения людей, готовых к созерцательной практике постижения смысла и основ бытия на Земле и во Вселенной.  

Центральный объем – слегка приплюснутый шар, «Шалаграм» – «яйцо Брахмана» по индусской космологии, из которого родилось творение. Он облицован позолоченными пластинами и покоится в «чаше», образованной двенадцатью «лепестками» медитационных залов. «Шалаграм» слегка приподнят, выражая стремление преодолеть тяготение Земли и тем самым символизирует рождение нового сознания, способного к одухотворению всего материального, что постепенно должно проявиться в общечеловеческом единении.

Сфера центрального объема диаметром 36 м опирается на четыре высоких опоры, олицетворяющие мудрость, силу, гармонию и порядок. В верхней половине сферического объема размещен центральный зал с коническим покрытием диаметром около 20 м. К нему ведут два спиральных пандуса внутри сферы, подымающиеся со второго уровня центрального объема. На второй уровень ведет винтовая лестница с первого уровня, откуда по лестницам можно пройти к выходам из здания. Проходы проложены между «лепестками» окружающих залов. В заглубленном основании «Шалаграма» – водоем с живыми лотосами (рис.4).  

Рис. 4. Разрез по зданию храма Матримандир: А – внутренний зал – 1, медитационные залы – «лепестки» – 2, водоем с живыми лотосами – 3, первый уровень храма – 4, второй уровень храма – 5, система зеркал подачи света на сферический кристалл – 6, поток света, проникающий через кристалл по всей высоте храма до водоема в его основании – 7, полоса активного энергетического поля – 1,1 м над полом внутреннего зала – 8, сферический кристалл диаметром 70 см для фокусировки светового луча – 9, пропорции сферического объема (Шалаграма) – Б.
 

Необычайно решено освещение всех внутренних пространств высотой более 31 м. На кровле вверху сферы установлена следящая за Солнцем система зеркал, подающая свет в центральный цилиндрический зал через отверстие в потолке. Оттуда поток света падает вертикально на большой сферический кристалл диаметром 70 см, который установлен на невысоком пьедестале в центре зала. Фокусируясь в кристалле, луч света проникает через отверстие в полу зала во все нижележащие уровни до основания, где освещает водоем с лилиями. Так автор воплотил вселенскую идею озарения бездны материального светом Высшего Сознания. Внутренний цилиндрический зал – место медитации. Он размещен в верхней части сферы «Шалаграма» особым образом, так, что полоса шириной 110 см над его полом оказалась в области активного энергетического поля. Геометрия и пропорции внутреннего пространства «Шалаграма» выбраны в соответствии с пропорциями Великой Египетской пирамиды Хеопса в Гизе. Горизонтальная плоскость, соединяющая точки пересечения боковых сторон треугольников, вписанных в «Шалаграм», находится на 1/3 высоты от основания каждого треугольника, где и размещается активное энергетическое поле Великой пирамиды (там находится усыпальница фараона). Используя эти древние, но вечные знания, авторы добились того, что люди во время медитации в верхнем зале находятся в силовом поле повышенной активности.

Залы медитации, предназначенные для развития у людей необходимых качеств чистоты и света, имеют продолжение в двенадцати окружающих их садах, где «страждущие знания» должны ощутить психологический смысл природного окружения и пробудить в себе соответствующий аспект сознания. Так, в саду Юности они должен обрести юность, в саду Блаженства – блаженство, в саду Совершенства – совершенство. Тринадцатый сад, названный «Сад Единства», по замыслу, вбирает в себя элементы всех двенадцати садов. Он начинается под кроной огромного баньяна. Чуть поодаль располагается амфитеатр с чашей-лотосом.

Многие решения, заложенные в этот уникальный комплекс «Храма Матери», выполнены по описаниям видений помощницы Шри Ауробиндо Мирры Ришар. Можно заключить, что гармоничные идеи интегральной йоги Шри Ауробиндо нашли в храме Матримандир вполне адекватное выражение. В его структуре нет ни функциональных, ни эстетических изъянов, если учесть, что он предназначен только для эзотерического просвещения людей. Можно лишь сожалеть, что в программе этого проекта не было предусмотрено залов для тех, кому доступны, в силу их природного склада, только молитва и обряд. Они составляют немалую часть человечества, и правильно было бы, заботясь о приобщении их к высшему знанию, не отвергать на первых порах доступное им знание.

На первый взгляд, взывает недоумение некоторое несоответствие цельного шарообразного объема снаружи и его интерьера, пространство которого целиком не просматривается и имеет сложное членение. Однако, скорее всего, такое решение – следствие требования «технологии» медитации к размерам, форме и пропорциям наиболее адекватных этому необычному процессу помещений.

Храм Согласия в Иерусалиме

Предлагаемый к обсуждению проект храма всего человечества в Иерусалиме мыслится как материальное воплощение грядущего согласия вероучений мира, их преображения в «религию итога». На пути примирения между конфессиями закономерно сократится их число внутри каждого вероисповедания. Например, десятки деноминаций христиан вначале будут сведены к главным (протестанты, католики, православные), а затем и они придут к одному общему христианскому культу. Такой же путь укрупнения ожидает и три других религии мира: иудаизм, ислам, индуизм. 10 – 15 ныне известных эзотерических учений сольются, видимо, в 4 – 5 новых, также преображенных (антропософия, суфизм, йога, буддизм, каббала). Следовательно, храм всего человечества должен будет иметь сложную структуру, предоставив место всем перечисленным деноминациям. Композиционно их единение выразится в обращенности соответствующих помещений к общему центру, подобно тому, как это сделано в храмах Лотоса и Матримандира.

Задача облегчается тем, что ныне известно место расположения ядра будущего храма на Храмовой горе Иерусалима (рис.5): – это «краеугольный камень мира», когда-то размещаемый в Святая святых двух прежних иудейских храмов. Краеугольный камень – священное место, один из каналов энергетического обмена между Землей и Неосферой; топографически – вершина горы Мориа, находящаяся на пересечении линий, которые соединяют вершины окружающих холмов (рис.6). По преданию, именно здесь ангел остановил руку Авраама, приготовившего сына Исаака к закланию, а его внук Яков увидел во сне лестницу от земли до неба, по которой спускались и поднимались ангелы. Именно там покоился ковчег Завета с двумя скрижалями Завета, а также обитала Слава Господня, «Шехина». После разрушения древних храмов точно на этом месте была построена в конце 7-го века ротонда «Купола над скалой», которая возобновила вместилище для Славы Господней.  

Рис. 5. Храмовая гора в Иерусалиме. Существующее состояние. А – генплан: здание Купола над Скалой – 1, мечеть Аль-Акса – 2, Золотые Ворота – 3; Б – общий вид Храмовой горы; В – совмещенный план Купола над Скалой и Второго Храма времен Ирода Великого: контур Второго Храма – 4, контур Краеугольного Камня Мира – 5, Святая святых Второго Храма – 6.

Рис. 6. Топография местности вокруг старого города Иерусалима. А, В, Е, F, G – вершины окружающих холмов, C – старый город, D - Храмовая Гора (Мориа), L – Купол над Скалой (Краеугольный Камень Мира).

Древние обетования свидетельствуют: «В последствии дней утвердится гора дома Господня… и устремятся к ней все народы… и перекуют они мечи на орала… и не будут более учиться воевать». То есть заключительные сцены определенного цикла развития человечества должны состояться на Храмовой горе Иерусалима, где для этого уже возобновлена общая Святая святых всех вероисповеданий.

Склоняет к этой мысли и универсальный характер архитектуры «Купола над скалой». Построенное в свое время как мусульманская святыня, это здание не выполнено в виде мечети с продольной осью на юг, к Мекке. Многогранная ротонда обращена одинаково на все стороны света, как бы ко всем народам, увенчана большим куполом (диаметр 23 м), возвышающимся на 36 м над верхней платформой Храмовой горы. Так активно обозначена единственная его ось – к небу. Купол, как известно, сакральная модель небосвода во многих религиях. Например, буддийские ранние ступы также завершались куполами.

Универсальный характер ротонды «Купола над скалой» отражен и в эзотерической символике оформления интерьера и конструкции купола. На внутренней поверхности подкупольного цилиндра имеется надпись, подтверждающая мессианское достоинство основателя христианства. Купол выполнен из 32 полуарок, декоративно они изображены в виде 32 орнаментальных цепочек на внутренней его поверхности. Число 32 – священный каббалистический символ, означающий, что «Тридцатью двумя путями – чудными, мудрыми – начертал … Бог живой и Царь вечный… и создал мир…» (заимствовано у современного иерусалимского эзотерика И. Хиютмана).

Так становится ясно, что ротонда Храмовой горы Иерусалима идеально подходит в качестве центрального ядра для будущего, более обширного храма Согласия религий и народов. Она окружена достаточно свободной территорией. И это создает естественные условия для пристройки к каждой из восьми сторон нижнего многогранника невысоких вытянутых залов богослужения разных конфессий. При этом не нарушается традиционная ориентация, направления молитвы, принятая в храмах исторически сложившихся религий и вероучений. Иудеи всегда считали, что «Шехина» располагается на западе, поэтому иудейский храм имел вход с востока, святая святых была обращена на запад. У христиан – наоборот: алтари всегда обращены на восток, вход в храм – с запада. У мусульман Иерусалима алтарь смотрит на юг, в сторону Мекки, вход в мечеть – с севера. Южная и Юго-восточная части здания займут конфессии великих религий Востока (рис.7).  

Рис. 7. Многоконфессиональный храм Грядущего Согласия. Здание Купола над Скалой – общий алтарь храма – 1, мечеть – 2, Золотые Ворота – 3, молитвенные залы иудаизмы – 4, ислама – 5, христианства – 6, индуизма – 7, медитационные залы каббалы – 8, суфизма – 9, антропософия – 10, буддизма, даосизма и йоги – 11, внутренние дворы – 12.

Для более полного представительства главных религиозных течений в храме Иерусалима предусмотрены отделенные друг от друга залы для молитвенного и медитационного богословия. Рядом с четырьмя залами первого типа, примыкающими к центральной ротонде, будут четыре зала второго типа: с юго-запада (антропософия), с северо-запада (суфизм), с северо-востока (каббала), с юго-востока (буддизм, йога, даосизм). Разделение залов для обрядов и медитации необходимо, чтобы хоровые молитвенные процессы не мешали требующим тишины и отрешенности.

Помимо указанных отличий, проект храма согласия в Иерусалиме имеет еще ряд особенностей. Оба типа разделения (между и внутри конфессий) потребуют значительной емкости молитвенных зданий, чтобы нашлось достойное место всему духовному своеобразию, которое сложилось исторически. Для большей вместимости пристраиваемые залы должны иметь несколько этажей с антресолями, включая подземные, в память о катакомбных периодах их исторического становления. В храме Лотоса нет священников, богослужение временами проводят волонтеры, также отсутствуют священники в храме Матримандир, там нет обрядов. В четырех залах традиционного молитвенного богословия будущего храма в Иерусалиме должны быть помещения для священников.

И последнее отличие. Проект храма Согласия находится в начальной стадии концептуальной проработки, функциональная составляющая пока превалирует, крупно, без деталей, намечены основные массы и соотношения периферийных пристроек к существующей ротонде.

Архитектурная концепция, напротив, во многом близка к тому, что достигнуто в храмах Нью-Дели и Ауровиля. Центральное высокое купольное здание ротонды также выделено и противопоставлено примыкающим по его периметру невысоким (до трети общей высоты) протяженным залам обрядов и медитаций. Господствующий объем общей святыни выделен и тем, что он покоится как бы в кратере склонившихся к нему периметральных пристроек. Их вантовая кровля круто спадает в зоне примыкания залов к ротонде. Эффекта акцентирования главной святыни можно достигнуть дополнительным снижением высоты окружающих залов. Они могут быть вписаны в верхнюю платформу (высота в среднем 4,5 м), и тогда только вершины вантовых кровель будут выступать над ее поверхностью.

При таком решении увеличится обзор центральной ротонды, но попадать в нее можно будет только через новые лестницы из верхнего этажа пристроек в подземную часть ротонды. Для достаточного освещения и проветривания новых залов придется разрушить почти всю верхнюю платформу, чтобы опустить дворы на уровень нижней платформы.

При распределении зданий вокруг восьмиугольника надо будет учесть символический цвет небесного аналога каждой религии или мистического учения. Согласно свидетельства Д. Андреева, небесный аналог иудаизма имеет золотой цвет, индуизма – сиреневый, христианства – голубой, буддизма – зеленый, зороастризма – ослепительно белый. Обнаружилось, что здания, располагаемые на противоположных сторонах восьмиугольника, имеют контрастно-дополнительный символический цвет. Например, у здания иудаизма на востоке относительно алтаря – цвет золотой, у здания христианства с запада – голубой (рис.8). Ослепительно белый цвет, получаемый, как известно, при смешении всех примененных цветов, должен иметь в этом храме общий алтарь. Он символизирует гармоничное согласие религий и учений в служении Всевышнему (в Святая святых разместятся адепты зороастризма, которым «поручено» объединение религий, как об этом говорится в «Розе мира» Д. Андреева).

Рис.8. Общий вид Храмовой горы в Иерусалиме. Существующее состояние: в центре – Купол над Скалой (фото) – 1, храм Грядущего Согласия (фото с макета). В центре – Купол над Скалой – общая Святая святых храма, по периметру – молитвенные и медитационные залы разных конфессий – 2.

Храм такого типа выразит солидарность главных религиозных движений человечества и будет олицетворять стремление людей будущего строить мир и братство народов на земле.

В заключение следует отметить, что сам факт появления многоконфессиональных храмов свидетельствует о пробуждении в сознании народов потребности в согласии и братстве. Индия, страна древней духовной культуры, дала первая пример зримого подвижничества в этом направлении. По-видимому, подобные храмы Согласия будут возникать и в других странах, в тех центрах, где исторически укоренившиеся традиции духовного деления перерастут во всечеловеческие. 

к.арх. М.Комский komsky@bezeqint.net