Про растения
 

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

История гераней

Что представляется обычному человеку, не слишком сведущему в ботанике и не имеющему обширного садоводческого опыта, когда он слышит слово «герань»? Ну, конечно же – чахловатый кустик, стоящий в щербатом горшке на подоконнике у вашей бабушки и цветущий невразумительными розоватыми цветками. Но мы-то с вами – часть пытливого, образованного народца, имя которому – садоводы! И мы знаем, что в квартире – пеларгония, а герань, настоящая герань – это украшение наших садов!


Geranium 'Dilys'
 

Geranium 'Brookside'
 

Geranium 'Jolly Bee'
 

Geranium 'Orion'
 

Geranium sanguineum 'Max Frei'
 

Geranium soboliferum
 

Geranium x cantabrigiense 'Karmina'
 

Geranium x oxonianum 'Claridge Druce'
 

Geranium oxonianum 'Katherine Adele'
 

Geranium clarkii 'Kasmire White'
 

Geranium x hybr. 'Summer Skies'
 

Geranium hybr. 'Sandrine'
 

Давайте попытаемся разобраться с путаницей, которая сопровождала нашу избранницу на протяжении веков.

Итак, начнём с незамысловатого писательского штампа: «Герань была известна человеку с незапамятных времён», и отправимся вместе с императором Нероном в один из его многочисленных военных походов, где в одной из повозок ехал военный врач, грек, Педаний Диоскорид (Pedanius Dioscorides).

Новых сражений не было, раненые были перевязаны, и молодой Педаний мог позволить себе заняться любимым делом – сбором и описанием растений. Делал он это со страстью, которая известна любому естествоиспытателю и натуралисту. Плодом его многолетних работ стал труд «О лекарственных веществах», в котором было описано более 600 растений. В числе прочих он дал название и растению, которое обнаружил где-то в предгорьях Пиренеев – Geranium (от греческого Geranion – журавль). Труды Диоскорида на многие века оставались «учебником» для фармацевтов и ботаников вплоть до эпохи Возрождения! В его честь назван один из родов лиан – Диоскорея (Dioscorea).

Не было никакой путаницы, вплоть до начала семнадцатого века, когда из Южной Африки в Европу стали привозить диковинное растение, уже тогда ценимое за красоту цветков и неповторимый аромат, которое было названо Geranium africanum.

В 1732г английский учёный Dillenius описывает уже 7 видов полюбившегося знатным людям того времени редкого растения. Но, будучи наблюдательным человеком, он заметил разницу между цветками европейских гераней, имевших абсолютно правильную форму, плод которых напоминал журавлиный клювик и был гладким, в то время как на плоде капских красавиц присутствовал волосистый хохолок. Учёный решил выделить этих пришельцев из Африки в отдельный род Pelargonium.

Чуть позже знаменитейший Карл Линней в своём монументальном труде «Система природы» совершил одну из своих немногих ошибок, и объединил «африканские» герани с «европейскими» в один род – Geranium, добавив туда заодно и род Erodium.

Кажется забавным прямо-таки орнитологическое сходство в названиях этих, теперь уже справедливо разделённых трёх родов семейства гераниевых. Народы, населяющие Европу, отметили сходство плодов герани с клювом журавля, отсюда русское народное название растения – журавельник, английское - Cranesbill (журавлиный клюв), аналогичное название есть и у немцев. А вот плоды пеларгонии напомнили нашим предкам, жившим два с половиной столетия назад, клюв уже другой всем известной птицы – цапли, и в народе это изысканное на то время растение называлось прозаично – цапельник. Теперь роду Erodium ничего не оставалось, как стать аистником. Это название, кстати, до сих пор часто употребляется в научной русскоязычной литературе.

Но что-то мы отдалились от истории.

В XIX веке пеларгония была настоящей царицей – символом викторианской Британии. Селекционеры того времени старались изо всех сил, и плодами их трудов стали многоцветные, махровые, карликовые пеларгонии. Сортов к тому времени насчитывалось уже более тысячи, а герань оставалась в роли неинтересного для садоводства растения. Конечно, в фармакологии не обходились без герани, листья некоторых видов, а именно, герани крупнокорневищной (G.macrorrhizum), далматской, заваривали как чай для придания ему непередаваемого аромата (что, кстати, делаю и я на даче), но декоративные качества её оставались в тени африканской родственницы.

Наконец, где-то лет 35-40 назад в Англии, законодательнице мод на садовые новшества, вспомнили о нашей скромнице. Случилось это вместе с приходом моды на сады в природном стиле. Действительно, что может быть более естественным, чем неброский цветок, выглядывающий из-за кустика вейника, или куртинки пепельной герани на альпийской горке, рядом с почвопокровным очитком.

Но человек всю свою историю менял природу! Не обошла эта «участь» и нашу героиню. Человек стал создавать сорта. Вначале появлялись какие-то отличающиеся экземпляры в природе, которым давался ранг сорта. Порой в природе находились и естественные гибриды между видами, и человек описывал их, давая им своё имя. Так произошло с известной и любимой многими геранью кантебрийской, являющейся гибридом крупнокорневищной и далматской (тоже, кстати, подойдёт для заваривания в чай).

Это было только начало. Растение становилось популярным и, естественно, увеличивалось количество его видов, выращиваемых в садах. Как следствие, возрастал интерес у гибридизаторов, которые и выводили новые сорта, с маниакальной решимостью скрещивая разные виды, а затем уже полученные гибриды между собой, отбирая самые лучшие, самые долгоцветущие экземпляры, присваивая им красивые названия, чтобы предложить садоводам всё новые и новые сорта.

И, конечно, есть признанные на весь мир гераниеводы.

Среди любителей и исследователей этого семейства хочется отметить Петера Йео (Peter F. Yeo) – автора серьёзного издания «Hardy Geraniums», выдержавшего с 1985 г. уже 4 издания! Это прекрасный популяризатор своих любимых растений, ведущий обширную подвижническую деятельность.

Практически каждый год в отчётах Королевского общества любителей гераней появляется информация об описании новых видов гераней, новых гибридов, а уж сортов описывается ежегодно сотни! Правда, справедливости ради надо сказать, что большинство новых видов – жители тропических областей нашей планеты от Новой Гвинеи до дельты Амазонки, которые абсолютно не подходят для содержания в саду. К тому же большинство этих видов – однолетники. Но совсем недавно - в 2001 году в Андах был описан новый вид, как считают селекционеры, очень перспективного для гибридизации вида герани. Что ж, поживём – увидим.

Также хотелось бы упомянуть создателей и хозяев Crug farm Plant - Bleddyn and Sue Wynn-Jones. Эта пара дала миру такую сортосерию как Crug (Dusty Crug, Sue Crug, etc).

Нельзя обойти вниманием и Алана Бремнера (Alan Bremner) – без его кропотливого труда на ниве выведения новых сортов, в наших садах не было бы такого разнообразия форм, цветов и оттенков этого чудесного многолетника.

И совершенно фанатично популяризирует герани Birgitte Husted Bentsen. Она сама является держательницей громадной коллекции в своём саду в Дании, а её книга «Садоводство вместе с геранями» наглядно демонстрирует и убедительно доказывает нам, что современный сад невозможен без этого изумительного растения!

Мы мало коснулись непосредственно истории герани. Но это вполне объяснимо – в её истории написано лишь предисловие и первая, начальная глава, ведь от введения герани в культуру до наших дней прошло совсем мало времени. Вдумайтесь: первый сорт гибридной герани был выведен селекционером лишь немногим более полувека назад, а первый махровый сорт – и того позже!

Как говорится – продолжение следует. И оно обязательно последует!

Автор: Андрей Ганов. г. Санкт-Петербург.
Источник